Image Image Image Image Image
Scroll to Top

To Top

02

09
2021

В Экономическом суде доказано законное происхождение средств

On 02, 09 2021 | No Comments | In Uncategorized | By Sandis Bertaitis

Представляя эстонскую компанию в Экономическом суде (ЭС) в ходе разбирательства, касающегося имущества, приобретённого преступным путём, бюро присяжных адвокатов «FORT» доказало законное происхождение средств клиента. Постановлением ЭС от 27 августа 2021 года решено не признать арестованные денежные средства приобретёнными преступным путём и прекратить судопроизводство по делу об имуществе, приобретённом преступным путём. Постановление суда формирует методологию оценки, которая имеет решающее значение и в других разбирательствах, касающихся имущества, приобретённого преступным путём.

Экономический суд, который начал свою деятельность весной этого года, рассмотрел дело, касающееся имущества, приобретённого преступным путём, которое было возбуждено на основании решения органа уголовного преследования в отношении финансовых средств эстонской компании, которые были зачислены на счёт банка, зарегистрированного в Латвии, в 2019 году, и были арестованы менее чем через месяц. Орган уголовного преследования предположил в своём решении, что средства, зачисленные на банковский счёт, имеют преступное происхождение, поскольку владелец арестованного имущества предположительно является подставной компанией, которая якобы не ведёт никакой реальной хозяйственной деятельности, при этом документы, предоставленные для обоснования международной сделки, были отклонены как фиктивные (услуга якобы не оказывалась).

Вопреки позиции органа уголовного преследования и прокуратуры, в своём постановлении от 27 августа 2021 года ЭС не признал арестованное имущество приобретённым преступным путём и прекратил судопроизводство по делу об имуществе, приобретённом преступным путём. Объяснения и доказательства, предоставленные эстонской компанией суду, вызвали у коллегии суда объективные сомнения по поводу заявления органа уголовного преследования о том, что компания якобы была подставной. ЭС признал, что он установил способ, каким образом осуществляется экономическая деятельность и почему она связана с Эстонией. Кроме того, суд, ссылаясь на доказательства, предоставленные собственником имущества, отклонил сомнения о фиктивном характере документов по сделке, предоставленных для обоснования сделки.

ЭС отметил ряд соображений, касающихся конкретных аспектов доказывания в ходе разбирательства, касающегося имущества, приобретённого преступным путём. По мнению суда, хотя Закон об уголовном судопроизводстве предусматривает более низкий уровень доказывания – «доказанность наличием большей вероятности» – он касается лишь доказывания источника имущества, которое, по мнению органа уголовного преследования, было приобретено в результате совершения уголовного преступления. Кроме того, такой пониженный стандарт доказывания относится только к криминальному источнику имущества, а не к действиям, связанным с уголовным преступлением. Действия, формирующие преступление, подчиняются общему стандарту доказывания – «вне всяких разумных сомнений».

ЭС признал, что органу уголовного преследования и прокурору необходимо указать конкретное содержание уголовного преступления, предусмотренного Уголовным законом, которому соответствует уголовное преступление, совершённое в другой стране, и предоставить доказательства, позволяющие, вне всяких разумных сомнений, сделать выводы о соответствующем совершённом преступлении.

Наконец, суд подчеркнул, что, прежде всего, орган уголовного преследования должен быть первым органом, который должен получить доказательства, образующие основания для признания того, что имущество с наибольшей вероятностью имеет незаконное, а не законное происхождение, и если доказательства, полученные органом уголовного преследования, недостаточны для того, чтобы заявить, доказано наличием большей вероятности, что арестованное имущество приобретено незаконно, тогда нет оснований переносить бремя доказывания на владельца имущества.

В свете поправок к нормативным правовым актам, направленных на усиление ограничений на имущество, приобретённое преступным путём, суд сосредоточил внимание на вопросе о сроках применения правовых положений. Суд признал, что новая формулировка закона, регулирующего предотвращение отмывания денег, неприменима, в то время как вместо неё должна применяться формулировка правового положения, которая действовала в период совершения рассматриваемых действий.

Постановление ЭС может быть обжаловано в Рижском областном суде в течение 10 дней.

Юридическую помощь в этом деле оказали Сандис Бертайтис, присяжный адвокат и партнёр бюро присяжных адвокатов «FORT», присяжный адвокат Артурс Цайцс и помощник присяжного адвоката Мара Бертайте.